deti_dvadcatih


Среди звёзд и ромашек


Продолжение.
deti_dvadcatih
В августе приехала Ольга Александровна и зарыдала. Плакала и Соня.Потом ОА присылала не раз в день моего рожденья в редакцию коробку конфет и шампанское. Мы в редакции отмечали и вспоминали Луизу. Редактор АГ знала её(сама вроде бы и сватала). Каждое 12 число сослуживцы знали, что в полдень я молча уезжал на кладбище, отвозил либо ветки елочек, либо ромашки. День смерти не отмечал, и ОА в 60-х годах стала приглашать меня и подруг Луизы на её день рождения. Позднее в этот день со мной стала ездить и Соня. Пришла старость и ОА часто бывает у нас. Ей полюбилась и наша дочь Таня, и внучка Светлана. Но ни в прошлом, ни в этом году (1992 год) мы не собираемся: все плохо себя чувствуют, и ОА, и Соня, и я...Было 2 инфаркта, у Сони - несколько операций, ОА - ослабела и несколько раз падала дома без сознания. Её племянница Люда ловко обменялась квартирами, но не оказывает тете никакой помощи. Зовет жить к себе, но ОА говорит, что ей легче умереть под забором, чем жить там...Несколько лет назад умерла Тоня. Подруги Таня и Валя живут неплохо. После первого инфаркта почти никогда не бываю на ВВеденском кладбище, но помню её и всё, что связано с ней так, будто это было вчера.
Никому никогда не читал и не показывал стихи, написанные Луизе. 13 лет отработал в газете, потом 13 - в издательстве "Музыка". В 85 году отвез несколько тетрадей со стихами Войткевичу (стихи Луизе - "Письма в никуда"), он отметил 60 стихов.
В 90 году 2 января на встрече избирателей передал тетрадь с 17 стихами Евтушенко. Кланялся, руку к сердцу и всё. Ровно через год после послал ему стихи с ОА. Она трижды ездила к нему. Оказалось, он в Америке. Вернулся 19 августа, в злополучный день позвонил ему и напомнил. Он повесил трубку. Позвонил ещё раз - опять не стал разговаривать. Тогда же позвонил Солоухину. Он нехотя разрешил прислать стихи. В декабре послал бандероль Солоухину. Молчанье...Нашел его по телефону в Переделкине. Обещал посмотреть бандероль. В Москве звонил несколько раз. Ему некогда...

"Забытый брендъ. Тула скобяная"
deti_dvadcatih
В воскресенье я побывала на закрытии выставки "Забытый брендъ. Тула скобяная" в тульском историко-архитектурном музее. Чисто случайно обнаружила упоминание о выставке в интернете и решила, это и есть повод съездить наконец-то на родину дедушки, заодно посмотреть, будут ли выставлены экспонаты, как-либо связанные с моими пращурами Салищевыми (журнал год не обновлялся, вот ссылка на один из постов про семью Салищевых - http://deti-dvadcatih.livejournal.com/18388.html). Тула городок замечательный,и музей, созданный силами местных энтузиастов, крайне приятственный. Пришли к 11 вместе с мужем и мамой, были первыми и долгое время единственными посетителями. Спасибо женщине-экскурсоводу за прекрасную и подробную экскурсию. Видно, что экспонаты собирал фанат своего дела. К каждому изделию с клеймом прилагается увеличенный принт. Прежде, чем зайти в зал, посетители проходят мимо макетов самых разных дверей с необычной фурнитурой. Создан тематические стенды и витрины. На мониторах транслируются съемки изготовления скобяной продукции. Один сплошной восторг! А ещё мы нашли, то , что искали - скобяные товары с клеймами Салищевых. Вот некоторые фотографии с выставки:ФОТОCollapse )

тульский декроттуар
deti_dvadcatih
Запечатлено на выставке "Забытый брендъ. Тула скобяная" спешл фо bruxelloise_ru.IMG_2765

Жизнь без тебя
deti_dvadcatih
Завод Лили выхлопотал разрешение у Бобровникова в Моссовете на место на Введенском кладбище, оно было рядом со Сторожевой улицей, с бараком Луизы. Директор кладбища долго водил меня по оврагам и топям, наконец вывел туда, где за забором детская художественная школа. Там, на небольшом возвышении, было сухо. . Я положил ему шесть сотенных бумажек за отворот кожаного пальто. Он повернулся и пружинно пошёл прочь.
Хоронили 14 марта (Антонина и Евдокия), мамин день именин. Приехали родственники, многие с завода, подруга Луизы. День был ветреный, но солнечный. Я нёс гроб от барака и по кладбищу...Бросил горсть земли...и всё...Нет Луизы.
В начале мы с Юрой на машине отвезли её вещи Ольге Александровне. Не знал, куда деться. В апреле в доме отдыха пил водку, едва не попал под поезд на обратном пути. Водка не приносила удовлетворения.
В мае Аксёновы познакомили с Соней. Это было задумано ими ещё несколько лет назад. В июле 1958 года была наша свадьба у Аксёновых, было много народа. А я напился и, сидя с Юрой, сквозь пьяные слёзы вспоминал Луизу.
Её завещание, казалось бы, выполнил - женился. В августе перешёл в газету литрабом на почти вдвое меньшую зарплату. В 1967 году стал членом союза журналистов СССР. Но всю оставшуюся жизнь, едва проснусь - вспоминаю Луизу. За 34 года после её смерти написал более двух тысяч стихов,многие из них посвящены ей. Соня, конечно, недовольна.

Прощай...
deti_dvadcatih
Восьмого марта я не смог прийти в больницу. Пришёл девятого, принёс духи , газету-многотиражку с моими стихами, посвященными ей. Луиза держалась, казалась выздоравливающей...А десятого ей стало плохо. Вечером мы были в больнице. Её положили в отдельную палату. Одиннадцатого стало ещё хуже - дышала кислородом. В ночь на двенадцатое я ночевал в палате. Часа в два ночи Луиза отстранилась от шланга и попросила подойти: "Милый Игорь, сегодня я умру. Выполни мои просьбы - там в столике Цинандали. Налей в стаканы, выпьем на прощанье...Ещё прошу - стань журналистом и женись второй раз. Помни меня!"
Я протестовал, но не мог не выполнить её просьбы. Мы начали пить. Луиза поперхнулась, закашлялась и махнула рукой. Я пошёл и прилёг на кресло. Утром поехал поспать домой. Приехал в 4 часа, Луиза уже холодная, восковая лежала за ширмой. В коридоре Ольга Александровна была в палате на койке без сознания. Я растерялся, куда-то побежал, вернулся...На другой день бегал сдавать паспорт Луизы, она всё собиралась сменить фамилию, да так и не успела...

(no subject)
deti_dvadcatih
Луиза родилась в Елабуге. Отец, Вилли Эрнстович Вестфаль был немец. Семья его из Лейпцига, он был учёным садоводом. Его пригласил миллионер - купец Стахеев.*
Революция, Вилли - красногвардеец, Вилли - партиец! Белогвардейцы, заняв местность, где жили мать и сестра Вестфаль, штыками прикололи их к полу...




Элиза Ернстовна Вестфаль, сестра Вилли.

В двадцатых Вилли женился на Ольге Александровне Якуниной, дочери повара бывшего купца Стахеева. В 1927 родилась Луиза, её не крестили...Вилли хоть и был значительно старше Ольги, изменял ей. Они разошлись, но жили,кажется, вместе. А тут, на пароходе Ольгу встретил журналист известиец - Николай. И закрутилась любовь.
Луиза жила с дедом, бывшим буденновцем и бабушкой. Ольга играла в театре в Казани, ездила по стране с журналистом.
Когда Луизе было годика 3-4 , мама однажды приехала к ней, была беда. Луиза, бегая по берегу Камы, где-то на траве подхватила заразу:глаза распухли, гноились, и она ничего не видела. "Мамочка, а солнышко - оно красное? Мамочка, а ромашки - они звёздочкой?" Ольга отходила в сторонку и тихо плакала, а Луиза задавала и задавала вопросы. Ей надо было узнавать мир. Мать продала их ценности, нашла опытного врача, и к Луизе вернулось зрение.

Позднее Николай перевёз семью Якуниных в Москву и поселил в бараке...Школа, до войны - пионерлагерь. Там знакомство с дочерью Долорес Ибаррури**. Война. Безымянка, Москва, техникум, практика, плаванье по Москве-реке.
Кожва. Луиза отработала 2 года, но подлец кадровик сказал Ольге Александровне: "Паспорт дочери отдам, напишите расписку - вы должны мне две тысячи рублей..."Луиза вернулась, работала техником на заводе МЭМРЗ., а мама выплачивала "долг"...
Что касается отца Луизы, он начал работать учителем немецкого в местной школе. Его расстреляли в 1942 году, как фашистского шпиона, хотя он был убеждённым антифашистом...Но, такие были времена...Реабилитировали его только в 1962 году.

*Стахеев Николай Дмитриевич (1852 — 1933) — купец 1-й гильдии, золотопромышленник, меценат, племянник художника И. И. Шишкина, коллекционер живописи.
Родился Н. Д. Стахеев в городе Елабуга, где и провёл своё детство. Отец его Дмитрий Иванович Стахеев (1819—1888) — представитель известнейшего купеческого рода, елабужский купец 1-й гильдии, — избирался городским головой (1862—1864, 1880—1883), занимался благотворительностью, оказывал поддержку начинающему художнику И. И. Шишкину.
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D1%82%D0%B0%D1%85%D0%B5%D0%B5%D0%B2,_%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B9_%D0%94%D0%BC%D0%B8%D1%82%D1%80%D0%B8%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87
**Доло́рес Иба́ррури[1] Го́мес (исп. Dolores Ibárruri Gómez), известная также как Пасиона́рия (исп. Pasionaria, «cтрастная», или «цветок страстоцвет»); (9 декабря 1895, Гальярта, провинция Бискайя — 12 ноября 1989, Мадрид) — деятель испанского и международного коммунистического движения, активный участник республиканского движения в годы Гражданской войны 1936—1939, затем деятель эмигрантской оппозиции диктатуре Франко.
На протяжении длительного времени жила в СССР (в начале 1960-х получила советское гражданство), а её единственный сын, Рубен, вступил в Красную Армию и погиб в Битве под Сталинградом в 1942. В 1942—1960 генеральный секретарь, а с 1960 до конца жизни председатель Коммунистической партии Испании. После смерти Франко и легализации партий при Хуане Карлосе I вернулась в Испанию и в 1977 избрана депутатом кортесов.
http://ru.wikipedia.org/wiki/%C8%E1%E0%F0%F0%F3%F0%E8,_%C4%EE%EB%EE%F0%E5%F1

Страшный диагноз
deti_dvadcatih
В один из вечеров нас в селе разыскал Коля Курочкин. Его попросила мама Луизы, и он добрался до нас. Передал какие-то продукты и, главное, по возвращении мог сообщить родителям, что мы живы и здоровы.
Милый, дорогой друг Коля! Мне кажется, почти уверен, что он был влюблён в Луизу. Не мудрено...И снова мы плавали, бродили по земле, но пришло время - хозяйка и девочки проводили нас до пристани. Рано утром катер отошёл от берега: снова работа...
В августе был VI всемирный фестиваль: всюду ликованье, всюду празднично. В один из таких дней съездили в Правду, в другой - посмотрели кино "Поддубенские частушки", один из вечеров провели в ЦПКиО. В другой день Луиза повезла меня на Речной вокзал в Химки...Там на пристани стоял двухпалубный пароход. Мы зашли на палубу, Луиза отыскала женщину-капитана: это было одна из её подруг, с которой она училась в техникуме.
В МГУ Луиза взяла академический отпуск. Какое удовольствие получила она, когда после первой зарплаты купила себе белую дамскую сумку. У неё было мало одежды, но был элегантный костюм, выходное платье и фестивальное платье-ромашка. Остальное всё скромное, но аккуратное и сидело на ней превосходно. Луиза любила стирать и охотно занималась стиркой.
В конце сентября мы были званы на день рождения Вали - её подруги. Был отличный вечер, а потом Луиза застудилась. Кашель, хрипы, температура. Её отвезли в МПСовскую больницу на Яузу...Это было в начале ноября. Я часто ездил туда: большая палата - человек 10. Возил продукты, книги. Она радовалась каждому посещению, чаще меня ездила мама. Я понимал, как тоскливо Луизе. Была у Луизы и моя троюродная сестричка Леночка Салищева. Карантин...Совсем плохо. Луиза крепилась, но я понял , что её мучает бессонница. В слякотную погоду приходил под окошко её палаты. Свидание, как в тюрьме...Наверное она лила слёзы, но бодрилась. А тут ещё простудился я, лежал с температурой, Луиза ничего не знала. Приехала рассерженная О.А.. Дней двадцать была она в больнице чуть ли не каждый день. Я писал Лу стихи. Врачи говорили : экссудативный плеврит. Наконец её выписали. Дома она было воспряла, но снова сникла...Снова кашель, хрипы, температура...И опять больница, консультация членкора Кассирского*. Особенно тяжко было нам поврозь под Новый год. Да и в Новом году. Привёз ей маленькую ёлочку - великая радость!
В январе была консультация кремлёвского врача Когана...Я встретился с ним, и он сказал:"Рак..." У меня вырвался крик: "Я не верю Вам!" Он печально покачал головой: "Рад бы был ошибиться, но я не ошибаюсь..."
Жизнь пошла кувырком, и всё же я верил. Луиза бодрилась, но однажды сказала: "Если я останусь жива, то приму крещение".
Раньше я как-то и не думал, крещена ли она. Луизу перевели в другое отделение. В палате четверо или пятеро...Нам с О.А. дали пропуск на свободное посещение больницы. Как-то раз вечером Луизе захотелось ландрина**. Я до позднего часа рыскал по городу и нашёл конфеты только в магазине "Москва". Привёз, и она была благодарна. Болезнь будто бы затормозила. И опять я не верил.

*Кассирский Иосиф Абрамович [4(16).4.1898, Фергана, — 21.2.1971, Москва], советский терапевт и гематолог, академик АМН СССР (1963), заслуженный деятель науки Узбекской ССР (1960). В 1921 окончил медицинский факультет Саратовского университета. С 1934 профессор Центрального института усовершенствования врачей. Основные работы посвящены проблемам гематологии, болезням жарких стран, ревматологии, кардиологии и др. Создал учение о роли активных аутобиологических стимуляторов в развитии ремиссий при лейкозах, морфодинамизме болезней крови. Предложил диагностику висцерального лейшманиоза с помощью пункций грудины, для которой сконструировал специальную иглу (игла Кассирского); впервые в СССР применил метод пункции лимфатических узлов и внутренних органов для цитологической диагностики. Впервые в мире предложил и осуществил внутригрудинное переливание крови, имеющее большое значение в лечении травм, ожогов, кахексии и др. Выдвинул идею активных плановых регоспитализаций больных ревматизмом. Вице-президент Международного союза гематологов (1961—63), почётный член Польского и Венгерского медицинских обществ, Швейцарского общества гематологов. Награжден 2 орденами Ленина, 2 др. орденами, а также медалями.
**леденцы, монпансье.

(no subject)
deti_dvadcatih
В очередной день мы плавали недалеко от Зыкалина. Его домишко был на взгорье, переходящем в пологий песчаный берег. А на противоположном высоком крутом берегу рдели десятка два рябин. Мы оставили лодку и забрались на высоту. Отдыхали и наблюдали, как какая-то компания высадилась поблизости от дома рыбака и шумно веселилась. Потом они уплыли. Солнце припекало, но вода уже была прохладной. Луиза разделась и поплыла. Плыла она быстро. На глубине двух-трёх метров был виден песок. Я плавал плохо и бултыхался у берега. Оказалось, луиза на Печоре однажды собиралась на "Цильме" отчалить от берега, и в это время на пароход прыгнул пьяный матрос. Он сорвался, и не умея плавать, опустился на дно. Луиза в кителе прыгнула за ним с палубы и вытащила его. Оказалось, он местный и должен был возвращаться на службу. Его мать без конца плакала и благодарила Луизу. Потом матрос узнал её московский адрес и долгое время присылал ей письма. Наверное, он влюбился: она же спасла ему жизнь...Да в неё и без спасания влюблялись многие, но она ни разу не говорила мне о них. И только Ольга Александровна, да дневники, которые довелось мне читать, открывали её тайны.
К вечеру девочки хозяйки попросили взять их с собой на лодку. Мы охотно согласились. Поплыли к Лопотову. Неожиданно небо почернело, и поднялся ветер. Волны росли буквально на глазах, будто в них вселилась неистовая сила. Девочки начали плакать. Мне было как-то страшновато:в лодке трое детей.Луиза крикнула мне; "Дай я сяду за вёсла!"Оказалось, что она отлично справляется с лодкой. Наверное, на Печоре набралась опыта. Волны захлёстывали за борт, ударил гром, сверкнула молния. Девочки затихли и прижались ко мне, а луиза ободряла их и смеялась. Всё ближе и ближе берег. Ветер разогнал тучи, и начавшийся было дождь смолк. Мы шли домой, и девочки уже смеялись. Гроза прошла стороной, и в посёлке не подозревали, что на Истре было опасно.

Лель
deti_dvadcatih
Рано-рано проснулись от шума. По селу шёл пастух, хлопал бичом и сгонял коров. Парень лет двадцати был необычайно красив: кудрявая шапка русых волос, чистые голубые глаза,Лель да и только...Настала пора моей глупой ревности: я видел, как Луиза любуется им, и даже вышла на улицу. Настроение моё испортилось. Днём никуда не пошёл, хотя Луиза звала в лес. Отказался и играл с хозяйкиными девчонками. Помню, я закладывал руки за голову, а девчонки повисали на них и почему-то кричали: "Дядя-гиря! Дядя-гиря! Крутани нас!" Я крутанул, и они отлетели в сторону и шлёпнулись. но просили ещё и ещё. Луиза сидела на постели и грустно смотрела в окно...Вечером мне хотелось спросить: "Пастуха ждёшь?" Но я воздержался и сказал, что пойду навещу Зыкалина.
У Зыкалина, а он пил почти каждый день, на столе водка: "Садись!" Выпил стакан, закуска - большой жаренный окунь. Посидел, поговорил. Домой шёл в темноте. Возле дома на лавочке сидела хозяйка, обняв и как бы грея Луизу. Я слышал, как она объясняла Луизе: "Мужики, они такие..." Луиза встала и хотела броситься на меня, но сдержалась. "Где же ты пропал? Тебя не знают здесь в деревне, а времени столько..." Я улыбнулся:"Был у Зыкалина".
Хозяйка отсановила меня :" Думаю, вам будет лучше спать на сеновале. Вот, полезайте по лестнице". Луиза уже постелила там. Мы помирились, и обиды как не бывало, но теперь уже я чувствовал себя виноватым и как ребёнок пообещал:" Я больше не буду!"
А она рассказала, как мама хотела поехать на завод и потихоньку разузнать, не пьяница ли я...Луиза запретила ей. Мы посмеялись причудам жизни. Сено было душистое и сарай был набит почти до крыши.

Пропавшая лодка
deti_dvadcatih
Отдал я Зыкалину записку, и получили мы лодку. Сел на вёсла, и уплыли мы с королевой далеко по одному из рукавов хранилища. Луиза в купальнике лежала в лодке, вдалеке показалась какая-то деревушка. Взглянул на небо - солнце уже садилось. Пришлось повернуть и нажать во всю силу. Темнело как-то непривычно быстро. К домику Зыкалина подплывали уже в темноте. На берегу кто-то разжёг большой костёр. Первый день с бывшей речницей Луизой мы провели на воде. Луиза не скрывала своей радости.
Воскресенье прошло как-то бестолково. Ходили в магазин, но там почти ничего не было, разве только хлеб и водка. У меня была бутылка и четвертинка. Бутылку мы распили у Зыкалина, который нас с Луизой, и ещё нескольких заводских угощал свежей отварной щукой. Вечером хватились, где же всё-таки нам жить. Подошёл рослый парень. Он почему-то проникся уважением к нам и предложил:"Пошли, я отведу на квартиру". В селе, не очень далеко от Истры. Привёл к хозяину и хозяйке. Большой дом, три девчонки погодки, примерно 7-9 и 5 лет. Отвели нам комнату. Правда, без дверей. Утром договорились:отдали 400 рублей, отдали несколько банок тушёнки, и хозяйка согласилась нам готовить. Утром снова на реке. Поплыли к Лопогову. Мы выходили на пустынный травянистый берег - отдыхали и снова плыли. На следующий раз уплыли к исаакиевскому заливу. А там чудо: весь залив покрыт белыми лилиями. Их там наверное не сотни, а тысячи. Такая красота...Луиза в восторге. В другой раз путь держали в сторону Солнечногорска, да ещё завернули в рукав к рыбацкому посёлку. Вернулись поздно вечером, крапал дождь, и я плохо закрепил цепь лодки. Утром Зыкалин сказал, что лодка пропала. Я чувствовал свою вину. Сначала побродили с Луизой по лесу, повалялись на траве, но беспокойство вселилось в меня, и мы пошли к рыбакам и, попросив лодку у них, направились на поиски своей. Плыли долго, но вот Луиза вскрикнула: "Смотри!" Возле острова, заросшего камышом билась наша лодка. Нам повезло...

?

Log in